Новости
12 октября 2017, 02:58

«Муж борьбы»: памяти священномученика Иоанна (Поммера) посвящается

Пензенская епархия приглашает православных пензенцев почтить память священномученика Иоанна (Поммера) и принять участие в праздничных богослужениях, которые совершит Высокопреосвященнейший Серафим, митрополит Пензенский и Нижнеломовский, в храме в честь приснопоминаемого святого. Всенощное бдение начнется в 17:00 11 октября, а Божественная литургия — в 08:30 на следующий день. Схема проезда от остановки «Гидрострой»прилагается: 

12 октября — день памяти священномученика Иоанна (Поммера). Личность и подвиг этого незаурядного церковного иерарха XX века особенно ярко проявились в борьбе с так называемой «путятинской смутой», возникшей на переломе эпох в самом центре России ­­­­- Пензенской епархии. Несмотря на короткий период пребывания на пензенской кафедре, его пламенное и бесстрашное служение сподвигло каждого пензенца сделать свой нравственный выбор. События, происходившие в начале 1920-х годов в этой провинциальной российской епархии, серьёзно поставили вопрос о выборе дальнейшего пути развития не только конкретной паствы, но и всей Русской Православной Церкви.

Служение епископа Иоанна в Пензе не только изменило церковную историю, но и стало крупной вехой жизни самого Владыки – его опыт борьбы с внутренним расколом внутри Церкви, «путятинской смутой», стал важным и необходимым этапом к его служению в качестве главы Латвийской Церкви. Именно Пенза стала той решающей отправной точкой в его исповедническом подвиге, который, начавшись в Пензе, завершился в Риге.

17 апреля 1918 года стало судьбоносным днем в истории Пензенской Церкви: на борьбу с набравшей силу заразой – «путятинской смутой» Святейшим Патриархом Тихоном сюда был направлен один из лучших иерархов того времени – епископ Иоанн (Поммер).

«Ему было 43 года. Латыш по национальности, громадного роста, темный шатен, почти брюнет, этот человек обладал какой-то особой привлекательностью. Он был красив и даже как-то обаятелен. К тому же обладал таким тактом в обращении с людьми, таким умением сказать что-либо приятное, что через несколько дней все духовенство и все верующие города Пензы были от него в восторге. К тому же в нем чувствовалась непреклонная воля и большой дипломатический талант. Вообще личность эта была далеко не заурядная. Ясно было, что этот человек не сбежит от испуга и, во всяком случае, не сдаст своих позиций без боя». Именно епископа Иоанна патриарх Тихон назвал «мужем борьбы».

Начало раскола

Пенза может считаться «родоначальницей» раскола. Именно на ее примере советской властью были опробованы методы по расколу Церкви в общероссийском масштабе. В чем же дело? Кризисное состояние, характерное для Русской Православной Церкви накануне революции 1917 года, в Пензенской епархии проявилось не только в полной мере, но и в некотором роде даже более выпукло. К этому моменту внутри Пензенской епархии назрел целый ряд как социально-экономических, так и духовных проблем. Дело в том, что несмотря на видимое благополучие губерния была не только бедной сама по себе, но и обладала большим количеством сельских приходов, положение клира которых значительно ухудшилось со вступлением России в Первую мировую войну. В связи с мобилизацией населения резко сократилось число браков и крещений, упали доходы клира от кружечных сборов. В создавшихся условиях не только псаломщики, но и священники были вынуждены работать по найму у своих же прихожан.

Проблемы материального положения духовенства значительно сказывались и на кадровом воспроизводстве священнослужителей и на состоянии духовных школ. Средств на содержание последних не хватало. Учеба в Духовном училище и Пензенской семинарии часто была единственной возможностью для детей клириков получить среднее образование, но лишь малая часть выпускников шла по пути своих родителей, остальные связывали свое будущее с гражданской службой. В результате в епархии кадры священно- и церковнослужителей пополнялись не лучшими выпускниками, что, естественно, сказывалось на готовности клириков к «вызовам времени». Все это приводило к нарастанию непонимания и отчуждения прихожан от своего священства. Приход, как основная единица церковной жизни, находился в состоянии кризиса и застоя, требовалась его реорганизация на новых началах.

Но кроме проблем пензенского духовенства и духовного кризиса общества в целом, на стремительное развитие раскола повлиял и другой фактор – появление здесь Владимира Путяты. Роль личности в истории проявилась ярко и трагически именно в Пензе, как никогда в ее церковной истории. Кризис Церкви и надвигающиеся революционные события, хаос и брожение умов породили самые разные «сомнительные» личности без всяких принципов и идей, стремящихся выжить любой и хорошо чувствующих политический момент. Пензенская епархия с ее провинциальными воззрениями и церковными нестроениями стала той благодатной почвой, где и «расцвел талант» Владимира Путяты.

Владимир (Всеволод) Путята был авантюристом в рясе, изверженным из сана бывшим пензенским архиепископом. Прикрываясь революционными лозунгами, он пытался удержать свою власть правящего архиерея. В условиях прихода к власти большевиков в 1917 году Владимир Путята, ранее отстраненный от управления епархией за аморальное поведение, объявил о создании «новой свободной народной церкви».

Кто же составил основу его движения? Ответ на этот вопрос можно найти в воспоминаниях Н. П. Иванова, иподиакона епископа Иоанна Поммера, борца с обновленчеством, бывшего непосредственным очевидцем тех событий: «Это были люди переходного периода, потерявшие или просто не обретшие себе ничего взамен. Они еще ходили в праздничные дни в церковь, но не для того, чтобы помолиться, а лишь как в какой-то клуб, где можно встретить досужих приятелей, где можно было бесплатно послушать хороший хор, а иногда и способного проповедника, где можно было посидеть в ограде на лавочке и, раскуривая папиросу, посудачить и посплетничать с такими же досужими людьми о чем угодно, подвергнув критике все, что заблагорассудится. Объектом их критики обычно являлось духовенство, затем хор, затем политические события и прочее». То есть это была как раз та самая «пена», которая неизбежно возникает при всяких изменениях существующих общественно-политических отношений. Ее-то и смог привлечь из верующей среды Путята, пользуясь приёмами откровенной лжи, демагогии, критиканства, которые и привлекают к себе людей, потерявших нравственный стержень. Но это была опасная игра Владимира Путяты, закончившаяся, в конце концов, полным поражением.

Оказавшись в весьма непростой ситуации, но не желая расставаться с властью, бывший архиерей тонко уловил политические веяния и настроения народа. В рядах духовенства началась паника, чувствовалась растерянность перед революционными событиями. И только Путята, учитывая обстановку в стране, свои силы и число своих приверженцев, зная уровень их «догматических» познаний (вернее,отсутствие таковых), стал активно развивать идею «новой народной свободной» церкви и открыто заявил о поддержке советской власти.

В феврале 1918 года в Пензу прибыл управляющий Пензенской епархией епископ Прилукский, викарий Полтавской епархии Феодор (Лебедев), бывший в 1900-х годах смотрителем Краснослободского Духовного училища. «Ученый монах, каким казался видавшим его в те дни, он, по-видимому, не имел в своем характере никаких данных для решительных действий…». В условиях разворачивающегося противостояния епископ, по одной из версий, не выдержал «накала страстей» и умер от разрыва сердца.

Стратегически важным для Путяты было обладание центральным кафедральным собором. Как писал Н. П. Иванов, «Собор для Владимира был необходим как воздух. Собор сам, своими стенами должен был создавать авторитет для самочинного архиерея». К этому времени он уже имел опыт захвата церквей: Богоявленский храм (Новый Спаситель) и Воскресенскую церковь (Старый Спаситель) в Пензе были полностью под его контролем. В условиях фактического отсутствия сильного правящего архиерея и растерянности духовенства Путята с помощью крестного хода (по сути – «крестового похода») своих многочисленных приверженцев в конце марта 1918 года захватил центральный храм Пензенской епархии.

На собраниях путятинцев 18 и 25 марта было решено так же поступить со всеми остальными церквами. Успеху обновленцев способствовала и негласная поддержка местных властей: обновленческая организация «Христианский Союз» без всяких помех прошла регистрацию в Коллегии по отделению церкви от государства.

Поместный Собор всерьез обратил внимание на смуту в Пензенской епархии, и 20 апреля на его последнем заседании архиепископа Владимира лишили сана «за неподчинение и презрение канонических правил». В этот критический для Пензенской епархии момент Патриарх Тихон направил в неё одного из лучших церковных иерархов – епископа Иоанна (Поммера).

Живые слова

17 (30) апреля 1918 года в Пензу приехал новый архиерей – епископ Иоанн (Поммер), вокруг которого вскоресобралась активная группа священства и мирян, ставшая впоследствии его опорой. К числу таковых принадлежали ректор семинарии протоиерей Матфей Архангельский, соборный протодиакон Василий Смирнов, преподаватель женского епархиального училища А. А. Беляев (впоследствии — Августин, епископ Иваново-Вознесенский),адвокат В. А. Бессонов. Немаловажно, что ряды защитников канонической чистоты Церкви пополнялись и молодыми людьми, как, например, Николаем и Михаилом Пульхритудовыми. Таким образом, до сих пор разрозненное и растерянное духовенство увидело в епископе Иоанне достойного противника обновленцам и приступило к активным действиям.

Самым «уязвимым» местом в городе была Петропавловская церковь, соседствующая со старым и новым храмами Спасителя, захваченными последователями Путяты; однако 18 апреля, в Страстной Четверг, благодаря смелым и решительным действиям епископа Иоанна, эта церковь осталась у каноничных церковных властей.Произнесенная им проповедь на тему только что прочитанного Евангелия: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга» — настолько была хороша как по содержанию, так и по красоте слога, что явилась своеобразным переломным моментом в противостоянии с путятинцами. В ней Владыка призвал свою паству, назвав верных чад Христовых крестоносцами, к самоотверженной любви: «На кресте, на котором умерла вечная Любовь, чтоб даровать жизнь миру, даровано нам обетование: смерть действует в нас, а жизнь в вас, ибо все для вас  (IIКор, 4:12). Это тайна любви самоотверженной, готовой на все жертвы – в этом ея дело и ея утешение: что любовь делает под крестом, то делает к благу бедного мира…».

В числе молящихся этого прихода было много тех, кто колебался, тяготился казенщиной отправляемых богослужений и потомусимпатизировал Владимиру Путяте. И вот теперь, слушая эти живые, дышащие верой и любовью слова о.Иоанна, толпа молящихся словно ожила. Когда проповедь была окончена, в толпе послышался восторженный шепот. Это была явная идеологическая победа на духовном фронте Пензы.

Противостояние

Естественно, что сильный и авторитетный архипастырь был опасен как для Путяты, так и для местных властей. В Комиссариат по отделению церкви от государства поступали доносы на епископа от владимировцев с требованием удалить из пределов Пензенской епархии неугодного архиерея.

Началось открытое и ожесточенное противостояние канонической церкви в лице епископа Иоанна и раскольнической во главе с Путятой. Раскольники, пользуясь поддержкой власти, не гнушались никакими средствами. 9 мая в Пензенском Спасо-Преображенском монастыре по указанию Путяты Н. М. Рудаковым и Г. Я. Дубровиным на епископа Иоанна было совершено покушение. Однако архипастыря это не остановило: «Убийцы просчитались, но они должны были знать,что я мертвый был бы для них еще страшнее, чем живой». 27 сентября 1918 года, после того как «владимировцы» сделали попытку захватить Петропавловскую церковь во время совершения там службы епископом Иоанном, произошло столкновение между верующими, принадлежащими к разным партиям. Местные гражданские власти арестовали обоих архиереев и около месяца продержали их в одной камере.

Вот как описывает кровавые события сентября сам епископ Иоанн: «В Пензе комиссары по своему усмотрению хватали сотни за­ложников из числа мирного населения. Началась страшная резня. День за днем комиссар Власов во дворе тюрьмы на гла­зах у всех заключенных уничтожал заложников. Без суда и следствия, по порядку нумерации камер, людей выгоняли во двор, где их убивали. Во время всей операции трупы не убира­лись. Вместе с убитыми во дворе лежали неудачно застрелен­ные, стоны которых разрывали души. Все заложники не были расстреляны только потому, что власовская «операция» была заторможена по причине передышки. Убийцы строго придерживались шестичасового рабочего дня. Указ из Москвы о прекращении расстрелов Власов принял с видимым неудо­вольствием. Освобождая заключенных, он цинично добавил: «До скорого свидания». Среди оставшихся в живых был и я. Это было очень болез­ненно для Власова. Через несколько дней он вновь арестовал ме­ня с видимым намерением уничтожить. Но воля Божия была иной. Сам усердный комиссар был посажен ко мне в камеру. Он был обвинен в ряде таких преступлений, которые были нетерпимы даже у комиссаров, и в конце октября был расстрелян…».

Братство православных христиан

Важным моментом в этом противостоянии стало создание епископом Иоанном совершенно новой структуры управления Пензенской епархией, спасшей ее от уничтожения. Согласно Декрету об отделении Церкви от государства, 9 марта 1918 года Пензенский Епархиальный Совет и Духовная Консистория, как и другие епархиальные органы, объявлялись упраздненными. В этих условиях для каноничной епархиальной власти регистрация новых органов управления была просто жизненно необходима.

В апреле 1918 года духовенство во главе с епископом Иоанном пытается пройти процедуру регистрации органов епархиальной власти – Епархиального Управления – путем подачи ходатайства о регистрации и проекта Устава на утверждение Комиссару по отделению Церкви от Государства.

Однако Комиссариат отреагировал на это заявление однозначно, направив его и Устав в Следственную Комиссию [13]. Препятствия со стороны советской власти в признании каноничной церковной власти в лице епископа Иоанна и епархиальных структур были ожидаемы и объяснимы. Существование организационно сильной и поддерживаемой большинством верующего населения епархиальной власти шло вразрез с целями и задачами советского государства.

В то же время «путятинцами» была создана параллельная структура епархиального управления – «Христианский Союз», успешно прошедший регистрацию в органах юстиции.

И тогда 25 апреля (8 мая по н. ст.) 1918 года на собрании церковных советов города под председательством епископа Иоанна, проходившем в Введенской церкви, представители от приходов 13 церквей, не захваченных владимирцами, выразили свою готовность защищать законного архипастыря. Для объединения всех приходов и их сплочения был создан Союз (Братство) православных христиан г. Пензы. Этот Союз смог пройти регистрацию в органах власти и начал официально работать.

Опыт создания Братства оказался чрезвычайно важен в тех экстремальных условиях, он показал способность Церкви находить ответы на вызовы времени.Эта структура в условиях полной изоляции государством епархиальных органов была вполне эффективна и жизнеспособна. Благодаря широкому участию в ней именно мирян (даже руководителем юридически являлся мирянин), стало возможным легально существовать в условиях советской действительности и не обращать на себя огонь со стороны государственных органов. Размывался стереотип советской власти о возможности функционирования церковной организации только в рамках церковно-управленческих структур. Посредством собрания представителей всех православных общин Братство, хотя и ограниченно, но все же координироваложизнь епархии, а также входило в официальные сношения с властями. Так, в архивных источниках сохранилось множество документов с ходатайствами Братства об освобождении из-под ареста священнослужителей, в том числе и самого священномученика Иоанна.

В состав Братства вошли настоятели и клирики городских церквей, активные миряне, представители интеллигенции и молодежи (Николай и Михаил Пульхритудовы, Татьяна Куприянова), адвокат В.А. Бессонов. Все они были смелыми, преданными помощниками владыки Иоанна. Очень важно, что Союз был образован из представителей приходских общин, которые активно отстаивали каноническую чистоту церкви. То есть почва к объединению уже была готова. Причем, если проанализировать состав актива, то к приезду будущего священномученика Иоанна многие из них не носили священного сана – Александр Беляев (будущий священномученик Августин) – был членом приходского совета Рождественской церкви, Николай Иванов, автор «Истории Путятинской смуты» – Покровской церкви, Николай и Михаил Пульхритудовы – еще мальчики 17-18 лет, Боголюбской церкви. Таким образом, широким участием мирян выводилось (хотя бы частично) из-под удара активное духовенство города.

Чувствуя сильный отпор со стороны крепнущего объединения приходов, Путята написал на них донос, что стало для Комиссариата по отделению церкви от государства поводом для ареста сразу 14 активных церковных деятелей. А 11 ноября 1919 года сам епископ Иоанн вновь был арестован. Заявив категорический протест, владыка потребовал пересмотра дела в Москве. Переведенный в московскую тюрьму архиепископ был помещен в одну камеру с уголовными преступниками.

В Москве делом занялся сам председатель секретно-оперативного отдела ВЧК Мартын Лацис, однако собрать достаточно компрометирующих материалов ему так и не удалось. Ровно через месяц ВЧК вынесла епископу Ио­анну оправдательный приговор.

Во время его ареста Путята направляется в Москву с целью создать Высшее Церковное управление Народной Церкви и начать свою деятельность во всероссийском масштабе. Но обновленцы рано начали праздновать победу – епископ Иоанн в 1920 году был освобожден из заключения и вскоре вернулся в Пензу, продолжив управлять епархией. Борьба за пензенские церкви продолжилась.

Нужно сказать, что, несмотря на поддержку «путятинского движения» со стороны советской власти, популярность Владимира Путяты среди верующего народа и духовенства падала с катастрофической быстротой. К началу 1921 г. в лоно Православной Церкви вернулась община Старого Спасителя г. Пензы. Благодаря смелой, но тактичной политике, священномученик Иоанн смог удержать всю область от влияния раскола, ситуация внутри Пензенской Церкви стабилизировалась. А самое главное, за это время окончательно произошел перелом в сознании людей, и практически каждый сознательной верующий сделал свой выбор.

Несомненно, оказать достойное противостояние Путяте самоотверженный епископ не смог бы в одиночку: пензенская земля была богата поистине глубоко верующими, настоящими пастырями, многие из которых стали впоследствии мучениками: Александр Беляев, ближайший помощник епископа Иоанна, впоследствии священномученик Августин, ректор Пензенской духовной семинарии протоиерей Матфей Архангельский, упомянутые ранее Михаил и Николай Пульхритудовы, протоиерей Николай Касаткин, протодиакон Василий Смирнов и многие другие. События в Пензенской епархии 1918–1921 годов стали той лакмусовой бумажкой, благодаря которой проявились и истинные воины за веру и Церковь, и ее предатели.

Всю любовь и преданность пензенской паствы можно увидеть в коллективном письме священномученику Иоанну по случаю десятилетнего пребывания его на Рижской кафедре: «Ваше пребывание в Пензе совпало с тем моментом, когда яростные нападки враждебных Церкви сил превратились в открытую борьбу с ее сослужителями… Вы противопоставили величайшую силу духа и необыкновенную силу воли. Эти мощные устои Вашей сильной натуры помогли Вам пережить и преодолеть все те невероятно тягостные условия жизни, которые выпали на Вашу долю за последние годы. Следуя шаг за шагом Вашему тернистому пути, нужно удивляться той духовной стойкости и необычайной выдержке, с которой Вы встречали посланные Вам судьбой испытания и страдания. Ярко и отчетливо вспоминаются все Ваши и нравственные мучения, пережитые в Пензе в годы лихолетья, и вместе с тем та духовная спайка и единение пензяков, которая служила Вам поддержкой в тяжелой борьбе за право и правду и поставила Вас перед лицом всего населения на недосягаемую высоту. Народ прекрасно сознавал и чувствовал, что в своих молениях и обращениях к Господу Владыка не забудет тех мечтаний об освобождении от гнета и насилия, которыми жила и мыслила распятая Россия, и тех праведных ее сынов, которые своими страданиями и кровью искупили вину злодеев, не ведавших того, что творят. В этом духовном созвучии была заложена громадная нравственная сила, которая связывала Вас, Ваше Высокопреосвященство, с народом узами невидимого, но крепкого родства и близости. Поэтому, где бы Вы ни находились, у пензяков всегда останется к Вам чувство великой благодарности и глубочайшей преданности и привязанности».

Уроки «смутной истории»

Дальнейшие пути законного архиерея Иоанна (Поммера) и бывшего архиепископа Владимира (Путяты) разошлись навсегда в 1921 году. Епископ Иоанн в июне 1921 года по вызову Патриарха Тихона и по настоятельным просьбам латвийской паствы был избран Предстоятелем Православной Церкви Латвии. Путята же, в 1921 году подав прошение в Синод о своем восстановлении в прежнем сане и получив отказ, в следующем году покинул Пензу.

Казалось бы, эта «смутная» история окончена, о ней можно было бы и забыть. Но…

Происходившие в Пензенской епархии события,самоотверженное противостояние священномученика Иоанна раскольнической «Народной Церкви», обратили на себя пристальное внимание центральных органов советской власти. К 1920 году положение в Пензенской епархии заставило партийное руководство активизировать полемику по вопросу о возможности использования церковного раскола. Особоподдерживал эту идею Нарком просвещения А. В.Луначарский, который лично встречался с В. Путятой.Реализацию замысла по разрушению церковного единства взял на себя Л.Д. Троцкий, который подчинил «религиозный вопрос» партийно-чекистскому контролю и взял общее руководство по подготовке раскола. Таким образом, обновленческийраскол в Пензенской епархии, удачно использованный в борьбе с Пензенской церковной организацией местными властями, затем был в полной меререализован в отношении всей Русской Православной Церкви.

Такие личности, как Владимир Путята и иже с ним обновленцы всероссийского раскола, вызвали, в конечном счете, недоверие и брезгливое отношение верующего народа: внешнее сходство обновленческих и православных храмов отнюдь не означало идентичности и равнозначности совершаемого в них. Верующих, оставшихся верными Патриарху Тихону, равно возмущали и попытки обновленцев разрушить традиционный уклад церковной жизни, и их откровенное низкопоклонство перед властями. Итог для обновленцев также был закономерен: «Новая свободная церковь», едва ли просуществовав два десятилетия, бесследно исчезла из советской действительности.

Достаточно поучителен и конец этой истории: Путята, оказавшийся ненужным советской власти, был смещен из своей «Народной Церкви» и уклонился в дальнейшие расколы. Закончил свою жизнь последним нищим, прося подаяние на церковной паперти в г. Вятке (Кирове). Он имел привычку в воскресные и праздничные дни стоять на паперти среди нищих и с протянутой рукой довольно громко напоминать о себе словами: «Ради Христа подайте на пропитание!». Иногда прибавлял: «потерпевшему за правду». Так и не раскаявшись в своих церковных преступлениях и личных тяжких грехах, Путята умер в нищете в 1937-ом – в год массового уничтожения священнослужителей. Имея возможность пострадать как мученик, он умер в расколе.

И напротив, Русская Православная Церковь просияла еще одним небесным покровителем и заступником. 12 октября 1934 года архиепископ Иоанн (Поммер) был подвергнут пыткам и убит неизвестными на пригородной даче в Озолкалне на Кишозере; погребен на Покровском кладбище в Риге. В похоронной процессии приняло участие не менее 100 тысяч человек. В августе 2001 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви он был причислен к Собору новомучеников и исповедников Российских от Латвийской Православной Церкви. Чуть позднее, 3-4 октября 2003 года, состоялось обретение и перенесение мощей священномученика Иоанна с Покровского кладбища в Рижский собор Рождества Христова.

Священномученик Иоанн в жизни православной Пензы сегодня

В октябре 2006 г. архиепископом Филаретом (Карагодиным) из Риги была привезена часть мощей священномученика Иоанна и торжественным крестным ходом доставлена с вокзала Пензы-I в Покровский архиерейский собор. Снова Пензенская епархия встретила своего владыку.

11-12 октября 2015 г. в Пензенской Епархии по благословению и при личном участии митрополита Пензенского и Нижнеломовского Серафима (Домнина) впервые прошли широкие торжества, посвященные памяти священномученика Иоанна, покровителя и защитника Пензенской земли. 11 октября при участии многочисленных почитателей священномученика, гостей столицы и других регионов произошла закладка первого в Русской Православной Церкви храма в честь священномученика Иоанна, архиепископа Пензенского и Рижского. Под строительство выделен обширный пустырь в центре нового микрорайона. Приглашенный к участию в торжествах директор мемориального комплекса «Бутово» Игорь Гарькавый поделился опытом возможного создания на этом месте парка памяти. 12 октября, после торжественной литургии, Митрополит Серафим открыл Международную научно-практическую конференцию, посвященную памяти священномученика Иоанна (Поммера). В работе конференции приняли участие представители региональной и городской власти, ведущие специалисты церковной истории из г. Москвы и других регионов, студенты пензенских вузов, священнослужители и учащиеся Пензенской Духовной Семинарии. Практическим результатом конференции стало создание Просветительского центра имени священномученика Иоанна (Поммера) дляширокого распространения среди соотечественников почитания новомучеников и исповедников, воспитания нравственных идеалов.

26 февраля 2017 г., в прощеное воскресенье, впервые в новом храме в честь священномученика Иоанна была совершена литургия архиерейским чином.

Новомученики – это главная наша победа, и одержана она силой креста. Этот крест, вознесенный выше всех разделений – политика святости, которая объединяет нас. Подвиг священномученика Иоанна – лучший тому пример!

Святый священномучениче отче наш Иоанне, моли Бога о нас!

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg